kigva
Carpe Diem!
А если сказка и врала – ужель не верить нам?..
Текла б молочная река кисельным берегом.
Да киселек-то все с чужих столов, молоко от матери,
А подешевле не нашлось холстов к дорожной скатерти.
Да задним-то умом крепки, поди ж ты - накумекали,
Все те, что каликами к нам пришли, - ушли калеками.
А и нашёлся посмелей кто – не беда, надежд глаза пусты.
Ведь на заступничков твоих, поди, всегда найдутся заступы.

Здесь умы полны видений,
Здесь дурит народ-избранник:
Что ни холм – трава забвенья,
Что ни поле – поле брани.
Что ни слово – то в охотку,
Утро вечера похмельней...
Твоя щучка, да под водку, –
Хорошо сидим, Емеля!

Вот вам счастья на осьмушку,
Вот вам рыбии дары-то,
Ты жива ль еще, старушка,
У разбитого корыта?..
Давят волны злобный кашель,
Ах, разумная ты рыба,
Знать, не плакала ты с наше,
Не потела за спасибо;
А состарься ты до срока,
А сдружись ты с голодухой,
Не шутила б так жестоко
Над убогою старухой.

Что так дико воет ветер,
Да косится на стремнину? -
Тятя, тятя, наши сети
Притащили Катерину!

Расскажи-ка, дядя, сказку
Про счастливую заимку,
Небо, стало быть, в алмазах? –
Только кажется с овчинку.
Расскажи, как рвали жилы
От покоса до погоста...
Клонит голову служивый
Над стаканом дихлофоса,
Молвит, с одури дурея:
«Греет вера, да не лечит,
Были люди в наше время –
Этих нет, а те далече так.
Что собаки не долаяли,
Что в санбате не дотяпали, -
Добренчу теперь медалями,
Дотрясу теперь культяпками...»

Что-то зябко стало, Ванька,
Во глуши родного края,
Эх, давай затянем "Баньку":
Ты споёшь – я подыграю.

В царстве чугуна и стали -
Нет, не все лизали ложку,
Кабы люди не летали,
Да разве б он открыл окошко
И шагнул, едва помедлив,
Как мы медлим у порога,
А в окно, – поди, честнее
И гораздо ближе к Богу...
Только много ль их рыдало
Над твоим притихшим утром?
Вспомни песню, что, бывало,
Пел охрипший репродуктор:

«Спотыкнулся конь горячий,
Эх, Гренада, цвета спелого!..»
Не горюй, а был ли мальчик?
Может, мальчика и не было?..


1992


(с) Александр Щербина